Sayan Kutuh, Villa Nyoman 80571 Ubud, Gianyar, Bali, Indonesia +6281558451279

Нечунг монастырь в Дхарамсале и государственный тибетский оракул

Оценить: Очень плохоПлохоТак себеХорошоЗамечательно
Загрузка...

Таши делек, друзья! Что по-тибетски обозначает «Здравствуйте». Совсем недавно мы с вами посетили учения Далай-ламы. А сегодня, мы вам расскажем ещё об одном пространстве индийского Тибета, Дхарамсалы. Приглашаем вас на прогулку в монастырь Нечунг (Nechung Monastery) и расскажем о государственном тибетском оракуле, который является настоятелем этого места ..

«Когда на улицах разыгрывалось водное сражение, оракула Гандонга, самого знаменитого предсказателя дождя в Тибете, приглашали в сад Далай-ламы. Там, собирались самые высокопоставленные чиновники правительства, и церемонию возглавлял лично Бог-Король. Монах, повелитель дождя, впадал в транс, его конечности конвульсивно подергивались, и он произносил странные звуки. Тут один из монастырских чиновников просил оракула вызвать дождь и таким образом спасти урожай. Движения оракула становились все более конвульсивными, он выкрикивал какие-то неясные слова. Клерк записывал их и передавал министрам кабинета. Тело медиума, потерявшее божественность и осевшее на землю, уносили прочь.

После этого представления все в Лхасе с нетерпением ждали дождя. Вы можете не верить в чудеса или искать им какое-нибудь логическое объяснение, но факт есть факт: вскоре после колдовства Гандонга начинался дождь. Тибетцы-то не сомневались: в тело находящегося в трансе медиума входит ангел-хранитель и слышит молитвы и просьбы людей.» (Харрер Генри. Семь лет в Тибете )

Монастырь Нечунг

Есть  старая легенда возникновения Нечунг монастыря в Тибете:

Жил-был в своих повседневных делах монастырь Цалган-Танг. Был у монастыря дух-покровитель Пехара. Вот пришел новый настоятель в монастырь и решил навести свои новые порядки. Как говорится, со своим уставом в чужой монастырь не ходят, лучше следовать уже наработанному распорядку. Новый настоятель этой мудрости не знал и рассорился с духом-покровителем монастыря, взял все его вещи, выбросил в реку и сказал духу убираться восвояси.

Вблизи от монастыря была небольшая часовня, где жил один ясновидящий. И вот сидит ясновидящий утром, пьет имбирный чай с медом, и мысль его пронзает — «Иди к реке и помогай». Прибегает к реке и видит, коробка мимо проплывает, выловил он её и пошел обратно к часовне. Тут ему опять голос — «Открой коробку, освободи духа». Открыл коробку, вылетел прекрасный белый голубь оттуда. Очертив круг над головой ясновидящего, голубь скрылся в ветвях красивого дерева. «Иди за мной, — пришла мысль. — Здесь, нужно построить новый монастырь, здесь, будет жить оракул». И в скоро времени, началось строительство монастыря, который назвали «Нечунг», что означает «небольшое место». 

Вот такая легенда. А уже во время Лобсанг Гьяцо, пятого Далай-ламы, в середине XVII века появился в Тибете институт государственных оракулов, без которого не решался ни один важный вопрос в правительстве. Местом проживания государственного тибетского оракула стал монастырь Нечунг —  в 1681 году на месте маленькой часовни заложили первый камень и начали строить большой монастырь.

В годы коммунистической оккупации Тибета монастырь был полностью разрушен. Государственному оракулу и всего пяти монахам из Нечунг монастыря удалось бежать из Тибета.

Вместе с Далай-ламой и другими беженцами их путь лежал в Индию. В 1977 году, в новом прибежище, в городке Дарамсала, которую стали называть «индийским Тибетом«, монахи начали отстраивать заново Нечунг монастырь. Официально монастырь был открыт только в марте 1985 года.

С тех пор, здесь, живет государственный оракул Тибета — Туптен Нгодуп, который предсказывает важные события для правительства Тибета и Далай-ламы.

Сюда мы и пришли в гости! 🙂

 Нечунг — монастырь государственного тибетского оракула в Дхарамсале.

Монастырь находится в комплексе Ganchen Kyishong — резиденции тибетского правительства в изгнании. Здесь, есть библиотека древних рукописей и манускриптов, которые удалось спасти и вывезти из разрушенных тибетских монастырей. 

 

Мы попали на службу монахов в присутствии государственного тибетского оракула — Туптен Нгодуп. Горловое пение и зачитывание молитвенных текстов нас очень впечатлило. Необычные и удивительные ощущения. Хотелось замереть и слушать.

Вы также можете послушать молитву пожелание долгой жизни Далай-ламе в исполнении монахов из монастыря Нечунг.

Монахи в Нечунг монастыре изучают различные предметы:  буддийскую философию, психологию, сутры и тантры. Также, традиционные ритуалы — создание песочных мандал, художественную роспись.

На буддийских церемониях и службах используют музыкальные инструменты, такие как, бубны, тарелки, барабаны нга, тибетские трубы и колокольчики. Тибетскую трубу называют «дунчен» (dung chen). Это инструмент, издающий необычайно низкие, гортанные, мистические звуки. Трубы могут быть длиной от 1-10 (!) метров.

Ежедневные церемонии и службы Нечунг монастыря посвящены миру во всем мире и здоровью всем живущим существам на планете. Но у каждого монастыря Тибета есть ещё своя особенная задача и миссия.

У Нечунг монастыря она тоже присутствует. Основная его миссия — быть защитником и хранителем духовной энергии Далай-ламы и тибетского правительства. Главная молитва монахов монастыря Нечунг — молитва за долгую жизнь и здоровье Далай-ламы.

А вот и сам государственный оракул Тибета — Туптен Нгодуп. Он является настоятелем Нечунг монастыря и присутствует на всех важных службах и церемониях.

Комната, рядом с монастырем, где один из служителей монастыря зажигает после церемонии свечи.

А здесь живут монахи из монастыря

Побывав на службе в монастыре Нечунг и увидев государственного оракула, мы были очень заинтересованы узнать о нем больше информации.

Тибетский оракул — кутен

Когда-то давно, тибетских оракулов было множество. Тибетцы, на протяжении всей своей истории, советуются с оракулами по всевозможным вопросам. Оракулы не только умели предсказывать события, но могли помочь найти ответы на волнующие вопросы, увидеть ясно причину, почему происходит то или иное событие. Тибетские оракулы являются медиумами-посредниками между людьми в земном мире и сознанием лам или других созидательных энергий в духовном мире (их называют — защитники или хранители). Таких оракулов называют кутены (kuten), что буквально обозначает «физическая основа». Кутен предоставляет свое тело духу, чтобы тот мог передать нужное послание.

Через каждого оракула говорит разный дух. Через оракула монастыря Нечунг говорит дух Дорже Дракдена (Dorje Drakden) — божества-покровителя Тибета. Он, также, считается, духом-защитником божественности Далай-ламы.

Оракул является членом кабинета министров, участвует в принятие всех важных государственных решений. Считается, что оракул никогда не ошибается. Далай-лама и правительство придают словам оракула огромное значение. Например, оракулом было предсказано будущее Тибета ещё задолго до китайской оккупации. Оракул предсказал, что Далай-ламе придется бежать из Тибета, чтобы остаться живым символом продолжения жизни этой страны, чтобы вдохновлять свой народ не падать духом все эти годы, живя в Индии. Про будущее Тибета оракулом тоже сделано предсказание, но время воплощения его ещё не пришло.

В определенные дни происходит специальная церемония, когда оракул соединяется  с духом-защитником монастыря и делает свои предсказания. Оракул одевается в специальный ритуальный костюм, который состоит из нескольких слоев одежды и весит около 40 кг. На груди у оракула находится большое зеркало, в оправе из драгоценных камней. На голову оракулу одевают тяжелую корону, которая весит 14 кг.

Монахи поют и зачитывают древние тексты,  а оракул начинает входить в транс. При этом, у него начинает меняться внешность и голос. У оракула имеются четыре помощника, которые располагаются в таком порядке: один ―спереди, трое других ― с левой, правой стороны и сзади.  Они помогают ему.

В храме воцаряется тишина. Оракул начинает говорить, обычно, на старом тибетском диалекте. Текст тщательно записывается. Когда дух передал послание через медиума, оракул обычно теряет сознание, и его уносят в другую комнату. Там он приходит в себя, через разное количество времени — от 15 минут до 2 часов,  он пьет горячий чай, и ещё некоторое время восстанавливается после подобного «ченнелинга».

Вот что пишет об оракуле — кутене монастыря Нечунг Далай-лама в своей книге «Свобода в изгнание»:

«К настоящему времени уже сотни лет продолжается традиция, по которой Далай-лама и правительство советуются с Нечунгом во время праздника Нового года. Кроме того, его можно вызвать и в другое время, если кто-либо имеет особые вопросы. Сам я встречаюсь с ним несколько раз в году.

Это может звучать неестественно для западного читателя двадцатого века. Даже некоторые тибетцы, особенно те, которые считают себя «прогрессивными», имеют предубеждение против использования мною этого древнего метода получения информации. Но я делаю это по той простой причине, что ответы оракула всякий раз, когда я задавал ему вопрос, оказывались верными.

Не хочу сказать, что полагаюсь исключительно на совет оракула. Вовсе нет. Я спрашиваю его мнение так же, как я спрашиваю мнение моего кабинета, и так же, как советуюсь с собственной совестью. Я считаю божеств своей «верхней палатой». Нижнюю палату составляет Кашаг. Как и всякий другой лидер, я консультируюсь с ними обеими перед тем, как принять решение по государственным вопросам. Иногда, в дополнение к совету Нечунга, я принимаю во внимание определенные предсказания.

В одном отношении, ответственность Нечунга и ответственность Далай-ламы перед Тибетом равны между собой, хотя, мы осуществляем свою деятельность разными путями.

Моя задача, задача лидера – мирная. Его задача как покровителя и защитника – грозная. Однако, несмотря на то, что наши функции похожи, мои отношения с Нечунгом можно сравнить с отношениями капитана и лейтенанта: я никогда не кланяюсь перед ним. Но мы в довольно близких отношениях, почти друзья. Когда я был маленьким, это было весьма приятно.

Нейчунг очень любил меня и всегда проявлял обо мне большую заботу. Например, если он замечал небрежность в моей одежде, то непременно подходил и приводил в порядок мою рубашку, поправлял верхнее одеяние и так далее.

Но, несмотря на такого рода фамильярность, Нейчунг всегда проявлял ко мне уважение. Даже, когда его отношения с правительством ухудшались, как это произошло в последние несколько лет правления регента, он неизменно отзывался обо мне восторженно, когда бы его ни спросили что-либо обо мне. В то же самое время, его ответы на вопросы о политике правительства могли быть сокрушительными. Иногда ответом становился только взрыв саркастического смеха.

Я хорошо помню один инцидент, который произошел, когда мне было лет четырнадцать. Нечунгу задали вопрос о Китае. Вместо того, чтобы дать прямой ответ, кутен повернулся к востоку и стал неистово наклоняться вперед. На это было страшно смотреть, так как, учитывая, что на его голове находился массивный шлем, этого движения вполне могло бы хватить, чтобы он сломал себе шею. Он сделал это по крайней мере раз пятнадцать, и ни у кого не оставалось сомнений относительно того, откуда исходит опасность.

Иметь дело с Нечунгом задача не из легких. Надо затратить много времени и терпения во время каждой встречи, прежде чем он откроется. Он очень сдержан и суров, именно таким вы могли бы себе представить знатного старика древности. Его не волнуют мелкие вопросы, но интересуют только большие дела, поэтому важно соответственно сформулировать вопрос. Есть у него свои симпатии и антипатии, но он неохотно обнаруживает их.

Нечунг имеет свой собственный монастырь в Дхарамсале, но, обычно, приходит ко мне сам. В официальных случаях кутен одет в причудливый костюм, состоящий из нескольких слоев нижней одежды, на которую сверху надевается богато украшенное одеяние из шелковой золотой парчи, покрытое древними узорами красного, синего, зеленого и желтого цвета.

На груди он носит круглое зеркало в оправе из бирюзы и аметистов, его полированная поверхность сверкает санскритской мантрой, обращенной к Дорже Дракдэну. Перед началом церемонии он также надевает что-то вроде упряжи, на которой укреплены четыре флага и три знамени победы. В общей сложности все это снаряжение весит более семидесяти фунтов, и когда медиум не в трансе, он едва может передвигаться в нем.

Церемония начинается с пения призываний и молитв, сопровождаемого звучанием труб, тарелок и барабанов.

Через некоторое непродолжительное время кутен впадает в транс, причем, до этого момента его поддерживали специальные помощники, которые теперь подводят кутена к небольшой скамеечке, стоящей перед моим троном. Затем, когда первый цикл молитв закончен, и начинается второй, его транс углубляется: В этот момент на голову кутена водружают огромный шлем. Этот предмет весит приблизительно тридцать фунтов, хотя в прежние времена он весил больше восьмидесяти фунтов.

Теперь лицо кутена преображается, принимая, сначала, совершенно безумное выражение. Затем, оно раздувается, придавая ему довольно странный вид с глазами навыкате и надутыми щеками. Дыхание учащается, и он начинает дышать со свистом. Затем вдруг дыхание прекращается. В этот момент шлем завязывается узлом так туго, что он, несомненно, удушил бы кутена, если бы при этом не случилось чего-то совершенно реального: теперь Дорже Дракдэн окончательно вошел в медиума, и тело кутена увеличивается в размерах так, что видно на глаз.

Затем, он делает первый прыжок и, выхватив ритуальный меч у одного из своих помощников, начинает медленно, с удовольствием и даже несколько угрожающе танцевать. После, останавливается передо мной и простирается во весь рост или же совершает глубокий поклон от пояса, касаясь своим шлемом пола, а затем резко поднимает его, причем вес этой регалии не играет здесь никакой роли. Неистовая энергия божества едва вмещается в бренную плоть кутена, который двигается и жестикулирует так, как будто его тело сделано из резины и приводится в движение сжатой пружиной огромной силы.

Потом, следует обмен репликами между Нечунгом и мной: он делает мне ритуальные подношения, затем я задаю ему свои вопросы. После ответа он возвращается к скамеечке и выслушивает вопросы, которые задают ему члены правительства. Перед тем, как дать ответы на них, кутен вновь начинает танцевать, размахивая своим мечом над головой. Он похож на великолепного свирепого тибетского военачальника древности.

Как только Дорже Дракдэн заканчивает говорить, оракул делает завершающее подношение и затем, оцепеневший и безжизненный валится вниз, что является знаком ухода из него духа. Одновременно узел, удерживающий шлем, очень поспешно развязывается помощниками, которые затем выносят кутена, чтобы он пришел в себя. В это время, церемония продолжается.» (автобиография Далай-ламы «Свобода в изгнании»)

Как выглядит церемония призвания духа Нечунга можно увидеть в следующих видео:

На сайте www.savetibet.ru мы нашли интересное интервью с оракулом Тибета Туптен Нгодуп, представляем его вашему вниманию:

Государственный оракул Тибета Туптен Нгодуп в своей резиденции в Дхарамсале

Расскажите, пожалуйста, о своем детстве.

Я родился в Тибете, 13 июля 1958 года в местечке Фари, на границе с Бутаном. Мои родители были крестьянами, но после оккупации Тибета в 1959 году им пришлось испытать на себе все тяготы китайского правления и в 1966-м они бежали в Бутан. Правда, несмотря на свое крестьянское происхождение, мой отец был выходцем из знаменитого рода тантристов (нгакпа), принадлежавшего к школе сакья.

На протяжении всей своей жизни он делал практику чод – одну из самых мощных тибетских практик отсечения привязанностей, и достиг в ней больших успехов. Вскоре после нашего приезда в Бутан, он начал постоянно говорить нам с мамой, что хочет отправиться в Индию, получить благословение Далай-ламы и затем стать отшельником. И тогда в 1969 году вместе с другими тибетскими беженцами, мы отправились из Бутана в Индию, в Дхарамсалу. Сначала я жил с родителями в лагере беженцев. Чтобы как-то заработать себе на пропитание, мы работали на строительстве дорог. И хотя я должен был ходить в школу, она находилась слишком далеко, и родители предпочитали, чтобы я работал.

Как же тогда вы стали монахом?

Я с детства мечтал стать монахом, часто говорил об этом отцу, и осенью 1969 года меня приняли в монастырь Гадонга (другого тибетского оракула), где я провел около года. При этом каждый день я ходил на ритуальные богослужения в монастырь Нечунга, а вечером возвращался назад.

Постепенно я начал ощущать внутреннюю связь с Дордже Дракденом, и в 1971 году я перешел в монастырь Нечунга. Именно там я получил свое религиозное образование. У меня был выбор, стать мастером ритуалов или совершенствоваться в горловом пении, и я выбрал ритуалы. В 24 года я достиг высшей степени и стал ритуальным лидером.

Что вы почувствовали, когда божество впервые вошло в вас?

Более тысячи лет в Тибете существовала традиция медиумов, которые являлись средством общения с защитниками Дхармы. Эти защитники имеют определенную иерархию, в которой они занимают уровни от первого до десятого в соответствии со своими способностями и совершаемыми ими духовными деяниями. Защитники могут быть как мирскими, так и надмирскими. Если бы защитник Нечунг находился на высшем уровне, то не было бы никакой возможности для общения с ним посредством человека-медиума.

Но поскольку его цель помочь всем существам, он находится на том уровне, на котором такое общение возможно. Существует несколько путей для того, чтобы стать медиумом. Иногда эта роль передаётся по наследству в семье, как в случае с оракулом Гадонга. Женщины также могут быть медиумами из поколения в поколения, пример чему медиум Денма. Возможно также, что человек обладает определенными качествами, которые в нем распознает наставник. В этом случае последний может помочь медиуму стабилизировать его состояние транса.

Но с Нечунгом все происходит совсем иначе. Медиума выбирает непосредственно сам защитник. У такого человека с момента первого вхождения защитника в его тело появляется способность к ясновидению. Существуют внешний, внутренний и тайный метод определения того, действительно ли тот или иной человек является медимом государственного оракула.

Его также должен признать Его Святейшество Далай-лама. Так получилось, что я, как и мой предшественник, принадлежу к монастырю Нечунг (в котором я нахожусь с 1971 года), но так бывает не всегда. Предыдущие медиумы приходили из разных уголков Тибета, представляли разные общественные слои и школы буддизма. Если до момента, когда в него впервые вошел дух оракула, человек был мирянином, то после он должен принять монашеское посвящение, поскольку, будучи медиумом Нечунга, автоматически становится настоятелем монастыря. Он также становится заместителем министра [тибетского правительства], что свидетельствует о важности выполняемой им роли. Я ― семнадцатый по счёту медиум.

Когда предыдущий государственный оракул Лобсанг Джигме ушел из жизни в 1984 году, возник довольно долгий перерыв в три года, во время которого божество никак себя не проявляло в человеческой форме. Но поскольку Дордже Дракден по-прежнему очень сильно связан с монастырем Дрепунг, каждый год монахи и верховный тибетские ламы собирались во второй день второго лунного месяца в монастыре Дрепунг в Дхарамсале, чтобы получить благословение от изображения Нечунга, которое хранится в большом монастыре.

В тот день я шел по монастырскому двору с благовониями, когда увидел шар света, несущийся на меня с гор, а потом я потерял сознание и когда пришел в себя ничего не помнил. После этого события, которое случилось со мной, я попросил аудиенции у Далай-ламы и рассказал ему о случившемся, и он предположил, что я могу являться следующим кутеном Нечунга. Он сказал, что должен пройти одиночный ретрит, и во время этого затворничества меня должны будут признать главы двух тибетских школ: ньигма и гелугпа. Ретрит длился два с половиной месяца, и в том же году, в сентябре, я был официально признан государственным оракулом, в которого входит дух Нечунга.

 А вы помните, что говорит через вас божество, пока вы находитесь в трансе?

Нет, конечно, нет. Перед тем, как войти в транс, я чувствую и вижу, что происходит вокруг, но постепенно мои ощущения растворяются, и я впадаю в некое подобие сновидческого состояния, божество полностью захватывает мое сознание. На выходе из этого состояния, я не помню, что со мной происходило и что я говорил.

Обычно, в начале ритуала я сижу на троне в ритуальном костюме, медитирую и повторяю мантры Хаягривы – божества-защитника Дхармы. Постепенно мое сознание и моя личность начинают растворяться, я чувствую, как расплывается и удаляется мое окружение. Это как если бы вы увидели сон, но утром никак не могли вспомнить, что же вам снилось. Вот точно также я чувствую себя до и после транса.

А божество может войти в вас по собственному желанию, без предупреждения или запроса со стороны людей?

Иногда, медиумы Нечунга впадают в спонтанный транс. Это случалось раньше, происходит и теперь. Перед тем, как меня официально признали государственным оракулом, Дордже Дракден входил в меня еще один или два раза без предупреждения. И я знаю, что предыдущий оракул, иногда, впадал в спонтанный транс, но с ним это, обычно, происходило у воды, когда он отправлялся купаться в реке или в озере.

Оракул всегда говорит только по-тибетски? Или в будущем он освоит другие языки?

До недавнего времени Нечунг говорил лишь по-тибетски. Но я, как это не парадоксально звучит, не знаю, что случится в будущем. Пожилые монахи вспоминают, что раньше все пророчества были очень поэтичными – они изобиловали метафорами, и их было очень трудно понять.

Постепенно предсказания становились все более и более ясными, и уже во времена моего предшественника Нечунг начал говорить очень понятным языком. Но, обычно, его речь напоминает стансы или стихотворение в прозе или некую комбинацию того и другого. И это, безусловно, не тот язык, на котором мы с вами говорим в обычной жизни.

Оракул когда-нибудь ошибался в своих предсказаниях, и если то, что он говорит, противоречит здравому смыслу, то что в результате оказывается решающим, мнение оракула или здравый смысл?

Мне неизвестны случаи, когда бы оракулы Нечунга ошибались. Оракул никогда не входит в транс и не делает предсказания по заказу частных лиц – это государственный оракул. Он консультирует лишь тибетское правительство. В тех случаях, когда возникают значительные расхождения во мнениях оракула и правительства, окончательное решение принимает Его Святейшество Далай-лама.

Но, например, в процентном соотношении как часто мнения расходятся, и чью сторону обычно принимает Его Святейшество?

Как вы знаете, в последние годы структура тибетского правительства сильно поменялась. У нас теперь есть парламент, который избирается из представителей тибетского народа, и в основном вопросы политики решаются именно парламентом. Но если они не могут прийти ни к какому мнению, то обращаются с просьбой к государственному оракулу. И его святейшество обычно соглашается с оракулом.

Вы были простым монахом, а теперь вы государственный оракул. Кем быть сложнее? Вы бы хотели снова вернуться в те времена, когда на вас еще не были возложены все эти обязанности?

Конечно, если посмотреть на мою сегодняшнюю жизнь, у меня гораздо больше обязанностей и ответственности: за государственные вопросы, за жизнь монахов в моем монастыре, за содержание монастыря. При этом я должен выполнять определенные практики, чтобы входить в транс и находиться в контакте с Дордже Дракденом.

Но когда ко мне обращаются за предсказанием, я это делаю исходя из взаимной веры, но также из желания служить всем живым существам. Поскольку я монах, и я давал обет действовать на благо всех живых существ во всех мирах, я понимаю, что как оракулу мне выпала большая честь, потому что я могу помочь гораздо большему числу существ, нежели если бы я был просто монахом. С самого начала моей жизни я постоянно молюсь за всех живых существ, которые подвержены страданию. И я молюсь, чтобы они освободились от страданий, чтобы их жизнь стала легче и радостней. И именно этого я желаю вам и всем читателям вашего журнала.

«Необходимо заглядывать за пределы нынешнего времени, где, как нам кажется, у нас есть друзья или враги. Ведь такое положение неустойчиво. Это относится как к жизни народов, так и отдельных людей. Нам необходимо обрести внутреннее равновесие для того, чтобы положить конец делению на друзей и врагов. Если нам удастся преодолеть наши омрачающие эмоции – неведение и привязанность – то и внешние враги исчезнут. В противном случае, если мы будем пытаться побороть лишь внешнего врага, то всегда будет кто-то, кто придёт ему на помощь. Принятие Прибежища в Будде, Дхарме и Сангхе – это лестница, которая ведёт на иной уровень. Никогда не отказывайтесь от Прибежища в глубине своего сердца, даже если кто-то и требует, чтобы вы отказались от своей веры. В каком бы направлении вы не шли, будь то основное или промежуточное, пусть Прибежище всегда пребывает с вами. Оно — часть вашего существа».

(Интервью взято на сайте www.savetibet.ru)

Друзья, на этом наша прогулка в монастырь Нечунг подошла к концу. Надеемся, она была познавательна для вас, дорогие читатели. Заканчиваем свой рассказ. Желаем всем радости в каждом повседневном дне жизни, какой бы он не был. Обычный, рабочий, будничный, праздничный — не важно. Волшебство и радость она внутри нас, а не снаружи, так ведь? 🙂 С уважением, Наталия Любимова и её чудесная КО! 🙂

Ярославушка в Нечунг монастыре: «Пока родители слушают песнопения, я, пожалуй, поползаю — столько вокруг интересного» 🙂

Октябрь 2013

Наше путешествие в Индию 2013-2014

Начало нового путешествия в Индию, уже с Ярославой
Амритсар — обитель сикхов
Как нас встретила Дарамсала и как мы встретили Далай-Ламу
На уроке у Далай Ламы
Тибет сегодня. Почему Дарамсалу называют индийским Тибетом?
Маклеод Ганж — маленькая Лхаса. Тут чудесно.
Прогулка по Гималаям. Путь в Триунд.
Ночевала тучка на груди утеса-великана или Как мы поселились среди облаков




Запись опубликована в рубрике Дарамсала, Индия с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.



Автор статьи Наталия Любимова
Предпочитаю путешествия со смыслом, иду туда, куда зовет земля и моя душа. Исследую этот мир. Вспоминаю и открываю знания в себе.

4 комментария: Нечунг монастырь в Дхарамсале и государственный тибетский оракул

  1. Marina:

    Очень познавательная статья!БлагоДарю Наташенька!Фотки фантастические, особенно с внученькой моей золотой Ярославушкой изучающей пространство!:)Ваши подарки с Тибета -теплые, уютные одежки согревают меня в холодные дни, а Далай Лама улыбается мне из сердца своего, когда я гляжу на присланную Вами открытку!Радостных Вам путешествий и открытий!Люблю!

  2. галина:

    Я очень хочу встречи с ЕГО сиятельством ,задать жизненные вопросы и услышать ответы на мои жизнетрепещюшие вопросы.Спасибо!

    • Александр Алексеенко:

      Галина, Тибетский оракул — в обычном мире монах и настоятель Нечунг Монастыря, он не является ни провидцем, ни кем-то еще. А для предсказаний для правительства Тибета, проводят специальную церемонию, где и проходит в тело этого монаха дух Бога, который помогает Далай Ламе и правительству решать важные вопросы.

  3. Viacheslav:

    Красивая архитектура. Печально: «В годы коммунистической оккупации Тибета монастырь был полностью разрушен. Государственному оракулу и всего пяти монахам из Нечунг монастыря удалось бежать из Тибета.» Китайцам доверять точно нельзя!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *