Курган Псынако I близ Туапсе

Оценить: Очень плохоПлохоТак себеХорошоЗамечательно
Загрузка...

Отрывок из книги

«Испун — дома карликов: Заметки о дольменах Западного Кавказа» 

автор В.И. Марковин, Краснодар: Кн. изд.-во, 1985.

Лето 1984 года набирает силу. Уже несут из подмосковных лесов лукошки с грибами, наливается и рдеет на солнце рябина. Приближается июль. В этом году экспедиции у меня нет, и я могу заняться чтением накопившейся литературы. Такая перспектива меня очень радует. И вдруг в отделе полевых исследований Института археологии мне предлагают поехать в район Туапсе и включиться там в раскопки кургана со звучным названием Псынако I. В его насыпи обнаружена грабительская яма с большим плиточным дольменом. Дольмен в кургане. Такое встречается не очень часто. Есть над чем задуматься. Начал его раскопки археолог и музейный работник Мадин Камболетович Тешев — человек энергичный и прекрасно знающий древности района Туапсе. Работы над таким объектом, как курган, обычно не растягиваются на длительный срок. И я согласился.

В Туапсе закончены обычные формальности, и я уже на месте. Псынако — это быстрая речка. Русло ее изборождено перекатами и глубокими котлованами. Слева от течения находится поселок Анастасиевка, а справа — большой яблоневый сад. В нем и высится огромный курган, поросший мощными дубами. По речке он и получил свое название. Диаметр кургана сейчас трудно восстановить, его каменную насыпь стали разбирать на стройматериал и сильно разворошили, но около 60 м он вполне мог иметь. Это при высоте почти 5 м. К северной поле кургана пристроился наш лагерь, Мадин Камболетович заботливо огородил его забором из жердей. Пять палаток, приспособленных под всякие нужды, стол под навесом — вот в основном все наше хозяйство.

Уже при свете костра обдумывали мы план дальнейших раскопок кургана.

Целый месяц продолжались наши совместные работы. Иногда мешали ливни, а более всего — влажная и душная жара. К полудню приходилось делать длительный перерыв, так как камни кургана к этому времени особенно сильно отдавали перегретым воздухом. Более тридцати ребят и девчат — местных и приезжих школьников трудились у насыпи кургана.

У нашей экспедиционной тройки — Мадина Камболетовича, его жены Натальи Николаевны, выполнявшей обязанности лаборанта, и у меня — не было даже выходных. То нужно обмерять какую-нибудь конструкцию кургана, то мыть керамические находки, то заполнять полевые документы и дневники. А еще снимки, зарисовки, черчение профилей, зачистки каменных кладок и т. д. Работы хватало. Только в полную темень, когда светлячки пульсирующими движениями начинали бороздить просторы сада, мы могли спокойно посидеть за чаем.

Работы на кургане шли своим чередом, и его конструкции с каждым днем обнажались все более и более.

Да, Псынако I содержал действительно уникальные сооружения. В северной его части у самого дна на материковую сланцеватую глину были положены крупные речные камни (голыши), образуя подобие круговых вымосток. А внутри них среди земли, содержавшей угли, встречались мелкие обломки красной керамики с пачкающей поверхностью. Здесь же лежали два миниатюрных кремневых наконечника стрел треугольной формы. Они имели специальные выемки для насада к древку. Сделанные находки, несомненно, оставлены племенами майкопской культуры (о них уже упоминалось раньше.) Это позволяет думать, что на месте кургана (тогда его еще здесь не было) в первой половине III тысячелетия до нашей эры находилось какое-то почитаемое место. Мы условно назвали его «святилищем». Если наше предположение верно, то здесь, у каменных колец производились какие-то непонятные нам ритуальные действия. Правда, подобными кольцами («кромлехами») население этого времени окружало могилы — ямы, вырытые в грунте. Однако следов захоронений мы не нашли. Ямы были бессистемно забиты камнями. Конечно, они могли быть уничтожены строителями кургана. Но доказательств этого нет.

К сожалению, исследовать «святилище» самым обстоятельным образом не удалось, так как край его был потревожен, когда курган уже в наше время начали разбирать «на камень».

Можно думать, что территория «святилища» почиталась длительное время, вот почему именно здесь и решили древние жители начать создание курганных построек.

Несколько позже (на две-три сотни лет) над «святилищем» возник угольный слой, зачистка которого заняла у нас много времени. Этот слой достигал в толщину 10 см. Почти не выклиниваясь, он простирался на значительную площадь. Здесь были найдены облоглки более поздней керамики дольменного типа (она описана в предыдущей главе). Встречались здесь и сильно истлевшие кости животных.

Этот слой может быть связан со строителями подкурганного дольмена и всех окружавших его сооружений. Люди здесь жили некоторое время, жгли костры и готовили пищу. Мне это кажется наиболее вероятным. Но можно также предполагать, что угольный слой появился во время длительной поминальной тризны. И все же, чтобы возник слой золы и угля, необходим большой отрезок времени. Вот почему я стою за первое предположение. Тризна вряд ли могла длиться очень долго. Дольмен строили не торопясь, и до его установки кургана здесь еще не было. Над «святилищем» древние мастера уложили слой глины и на такой платформе работали.

Дольмен, обнаруженный у центра кургана, относится по своему типу к плиточным сооружениям. Сделан он из больших плит плотного туфопесчаника. Их подправили шлифовкой, аг излишние выпуклости сбили точечными ударами какого-то орудия наподобие керна. Боковые стороны дольмена имеют трапециевидную форму. В них врезаны пазы. Передняя, высокая стена слегка наклонена внутрь, а задняя, низкая, подушкообразной формы стоит почти вертикально. Обе эти плиты имеют прямоугольные очертания.

Дольмен был с двойным перекрытием, для которого в боковых частях были высечены специальные уступы. Грабители проломили их, обломки откинули и проникли внутрь постройки. Что они нашли в дольмене — навсегда останется тайной. Мадин Камболетович и Наталья Николаевна в 1983 году дольмен застали пустым. Два-три черепка — и только. Жаль, предметы, содержавшиеся в нем, может быть, прояснили бы многие темные для нас вопросы.

Итак, дольмен был перекрыт двумя плитами. Передняя возвышалась над задней, еще более усиливая впечатление монументальности всей постройки.

Лаз, ведущий в дольмен, имел аркообразную форму. В него была задвинута каменная втулка, которая завершалась округлой шляпкой с конической выпуклостью в центре.

Однако необычным в кургане Псынако I был не сам дольмен, а сооружения, связанные с ним. Чтобы выявить их, нам пришлось часами зачищать, казалось бы, случайные завалы и кладки камней, приостанавливая земляные работы. В итоге мы установили, что дольмен был окружен круговой постройкой со стенами, достигающими в толщину 180 см. В северо-западной части кургана их высота была очень значительной — 325 см. Первоначально стены могли быть еще выше, ведь курган со временем оплыл и вершина его попорчена грабителями.

В нижней части эта постройка сложена из относительно ровных пластин плитняка, а затем уже из речного булыжника. Камни лежат плотной массой и почти правильными рядами, напоминая рыбью чешую, но они не заходят друг за друга. Связующим раствором являлась глинисто-земляная масса, на которую не скупились. Заметно, что древние мастера стремились придать стенам заведомо сводчатый профиль, но только профиль, так как камни кладки соответствующим образом не были обработаны, и смыкание стен (по мере их повышения) идет не за счет напуска камней или их клинчатости, а только в результате умелого использования раствора, величины булыжных голышей и, главное, массивности стен. Вероятно, древние зодчие мыслили создать над дольменом купольное сооружение. Конечно, при явной примитивности строительной техники, думаю, этого они не сумели достичь. Но стены постройки на высоте более 3 м уже были сильно сближены, и здесь купольная конструкция могла завершаться перекрытием из дерева. К сожалению, это опять-таки только предположение, так как вершина кургана повреждена.

Внутреннее пространство в помещении, созданном над дольменом, вероятно, должно было не только ограждать его, но и служить для каких-то ритуальных целей. Ведь получалось, что дольмен был помещен в нечто, напоминавшее сферу. Он был вписан в круговое помещение (назовем его античным термином «целла»), и над ним высились округлые своды. Если кто из читателей интересовался мегалитами, то, вероятно, знает о существовании в юго-западной части Англии Стоуихенджа — огромных камней, расположенных по кругу в сопровождении целой аллеи более мелких торчащих плит — менгиров. Ученые до сих пор гадают, зачем же были воздвигнуты эти сооружения, и многие из них сходятся в том мнении, что Стоунхендж — древняя обсерватория (Д. Хокинс, Д. Уайт, Д. Вуд и др.). В ней изучались закономерности солнцестояния, велись наблюдения за луной. Здесь для нас важно то, что в эпоху создания мегалитов круговые, а значит, и сводчатые постройки могли связываться с космическими представлениями. Я далек от особого увлечения астрономией, но в данном случае и мне хотелось бы воспринимать дольмен в кургане Псынако I как могильное сооружение, над которым простирались стены целлы, имитирующие свод неба. Дольмен, покоясь на земле, таким образом, был связан с небесной сферой.

Но вернемся к конструкциям нашего кургана. В 1983 году Мадин Камболетович и его супруга были удивлены узким коридором — «дромосом» (снова употребим античный термин), который подходил к передней плите дольмена. Я тоже никогда и ничего подобного не встречал. От дольменного лаза со втулкой отходил узкий почти двенадцатиметровый дромос, перекрытый крупными плитами случайной формы. Стены его особенно тщательно сложены возле дольмена. Это можно объяснить тем, что здесь их кладка врезана в толщу глины. Далее, по мере удаления от круговой постройки и дольмена, в стенах дромоса начинают все чаще встречаться плосковатые по форме голыши и огромные расслаивающиеся глыбы сланца. Факт легко объяснимый — здесь, в своей начальной части дромос поддерживается камнями насыпи кургана, опираясь на них. Так как описание этого коридора идет в обратном порядке — от дольмена к его началу, то следует сказать, что тут дромос несколько расширяется и приобретаем уступчатую форму. Это вход в него, который закрывается тройным плиточным перекрытием. Можно предположить, что в насыпи кургана имелся специальный проем, ведущий к дромосу.

Таким образом, к дольмену подводил ход, ориентированный довольно точно с северо-востока на юго-запад. В самых узких местах он имеет высоту в полметра при такой же ширине, так что в случае необходимости по коридору мог пролезть худощавый человек. Описываемый дромос несколько расширялся в самом начале, у выхода к насыпи кургана, и затем уже у дольмена, где свободного пространства вполне хватило бы, чтобы вынуть втулку из дольменного лаза. О том же, что дольмен посещали, свидетельствует и такой, внешне незначительный факт, как потертость втулки, прикрывавшей лаз. Она свободно входила в него и лишь держалась на заплывшей земле. Сделана втулка из желтоватого песчаника — материала, не очень прочного в отличие от плит дольмена.

И еще одна деталь. М. К. Тешев обратил внимание на большую прослойку угля у входа в дромос. Здесь часто зажигали огонь, возможно, благовониями окуривая дольмен с его содержимым. Образцы угля, сданные на анализ по 14С, дали дату 2340*40 лет до нашей эры. Значит, примерно в это время дольмен уже мог быть построен и здесь горели костры.

Я не знаю курганов до деталей напоминающих Псынако. Пока это единственный в своем роде памятник. В этом его уникальность, хотя четыре подкурганные мегалитические постройки, известные мне по литературе, немного напоминают Псынако. Одна находится в Нью-Грейндж в Ирландии, другая — в Ёрдхой в Дании, третья — в Алька-ларе в Португалии и четвертая — это Лос-Милларес в Испании. Всех их объединяет коридорный ход, который ведет в погребальную камеру, сложенную из плит по принципу ложного свода. Но ни в одной из этих построек не было дольмена, хотя бы отдаленно напоминающего западно-кавказские. Сооружения кургана Псынако I по сравнению с ними, я бы сказал, сделаны более небрежно, словно на скорую руку. Думаю, что поиски близких по типу памятников, увеличат их количество. И в сопоставлении с ними предстоит обдумать каждую деталь, прослеженную в раскопанном нами кургане.

Комплекс построек в описанном кургане позволяет рассматривать его не только как погребальное сооружение (попросту могилу), а скорее всего как своеобразное культово-погребальное сооружение. В Псынако I мог быть захоронен человек, которого в дальнейшем обожествляли. Ему поклонялись, приносили жертвы, и, может быть, каждый, приходивший сюда, оставлял свой камень. Так могла разрастись его насыпь до гигантских размеров. Интересно, местные жители говорят, что на вершине кургана имелась площадка, огражденная правильным кругом из по-особому положенных камней. От нее отходили лучи к самому низу — подошве кургана, которая была очерчена большими валунами. Такие валуны видели мы в процессе раскопок.

Да, курган Псынако I — это поистине удивительное сооружение. Жаль, что он дал так мало вещевых находок. Но и так он позволяет более полно изучить духовный мир древнего человека, мир его культов, ритуалов, надежд и переживаний. Здесь лучше попридержать полет фантазии, чем перейти границы. Но это дело будущего. Конечно же, кургану Псынако I предстоит занять достойное место в ряду известных древностей нашей страны.

Псынако 1, Храм солнца





Оценить: Очень плохоПлохоТак себеХорошоЗамечательно
Загрузка...



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *